ПЕСНЯРЫ.com - Статья: На издание антологии "Песняров" у государства не нашлось денег (ВИА "Песняры")

Добро пожаловать на ПЕСНЯРЫ.com - Форум. Войдите или зарегистрируйтесь.

Коллективы

Справка

Музыканты

Дискография

Песни

Концерты

Фотогалерея

Публикации

Новости

Форум

Парад ансамблей

Фолк-парад

Добавлено: 30.10.2009
Автор редакции:

Поиск по сайту:


Белорусские песняры
Лявоны
Лявоны-песняры
Молодёжная студия ансамбля "Песняры"
Песняры
Песняры (1998)
Песняры (БГА)
Песняры И. Свечкина
Песняры п/у Л. Борткевича
Сольные проекты музыкантов ВИА "Песняры"
Студия "Лявоны" при БГА "Песняры"

Яндекс.Метрика

Песняры:СправкаМузыкантыДискографияПесниКонцертыФотогалереяПубликацииНовостиОбсуждение

Для добавления и изменения информации на сайте необходимо авторизоваться на форуме.

На издание антологии "Песняров" у государства не нашлось денег. - Комсомольская Правда - Беларусь, 28.10.2009

[attach=1]
Все хотели заработать на наследии гениального музыканта, но в итоге диски с записями «Песняров» так и не были изданы.
ПОДБЕРЕЗСКИЙ Дмитрий — 28.10.2009

Антология творчества Владимира Мулявина должна была выйти еще в 2004 году, через год после смерти известного музыканта. Но прошло 5 лет, а она так и не увидела свет, хотя начинали проект по распоряжению президента…

Решили собрать все
[attach=2]
Владимир Пучинский

В 2003-ем над изданием антологии в качестве продюсера работал Владимир Пучинский, сам музыкант, бывший руководитель группы «Сузор’е».
- Я смотрел репортаж о похоронах Мулявина. Запомнил слова президента о том, что будет сделано всё, чтобы сохранить наследие Мулявина, - вспоминает Владимир Пучинский. - Я тогда работал в Институте проблем культуры, поэтому сразу подумал: кому как не нам заняться антологией? С этим и пришёл на следующий день к ректору института Владимиру Скороходову. Как грамотный чиновник, он мгновенно просчитал, насколько значимым может стать этот проект для института. Тут же созвонился с тогдашним министром культуры Леонидом Гуляко. Нашей целью было собрать вместе всё, что получится найти, исходя из того, что вокруг Мулявина и ансамбля всегда было много противоречивой информации.
- И ваша инициатива была одобрена?
- Было сказано: «Приступить немедленно!» Мы тут же начали работу, не представляя ни объёма, ни сметы расходов. Я только потом понял: многие хотели на этом заработать. Мы обсуждали, кого следует привлечь к работе, и первой я назвал вдову Мулявина Светлану Пенкину. Без нее, как думалось, никак нельзя, иначе с её стороны возникло бы много претензий. Тем более, как она утверждала, у нее было много материалов. Светлану Александровну привлекли к работе в качестве консультанта. Она получала зарплату. Уже на второй месяц попросила привозить ей деньги на дом. Однако… никакой конструктивной помощи, ни рукописей, ни фонограмм…

По документам «Песняров» не существовало до 1986 года

- В тот момент в филармонии был ремонт, все архивы вывезли в общежитие, там работали дамы, которые помнили меня по «Сузор’ю». И я получил возможность брать с собой и сканировать документы, хотя было велено ничего нам не давать и не показывать.
- Как так?! А как же распоряжение президента?
- Загадка! Как и то, что мы ничего не смогли получить ни с телевидения, ни с радио, ни с киностудии. Ни нотки! Нам просто говорили «Нет». И это несмотря на наши официальные письма.
- Ты планировал всё тобой увиденное включить в мультимедийное издание?
- Один из разделов назывался «Мулявин: знак, символ, миф». Это неслучайно. Мы хотели отделить слухи от фактов и показать Мулявина прежде всего живым человеком: что он чувствовал, как творил. Например, в книге «Нота судьбы» сказано, что Мулявина отчислили из музучилища за увлечение джазом. Подтверждений этому нет. Просто кому-то потребовалось создать образ продвинутого музыканта, который всегда опережал свое время. Миф второй: ВИА «Песняры» в Белгосфилармонии формально не существовал до 1986 года. Не было «Чараўніц», «Верасоў», «Сузор’я». Артисты всех этих коллективов работали в концертно-эстрадных бюро. Ни в трудовых книжках, ни в приказах нигде не фигурировали названия коллективов.

Мулявин писал с ошибками и не знал нотной грамоты?

- Все копии собранных документов были сделаны, к сожалению, в одном экземпляре. И когда я уходил из института, не догадался захватить их с собой. Помню заявление из личного дела о приёме Мулявина в филармонию. Поразили грамматические ошибки. Поэтому и мысли поставить это в мультимедиа не возникло. А для издания нотного сборника песен и аранжировок Мулявина в филармонических архивах практически не нашлось! За исключением нескольких листков с какими-то малопонятными фрагментами. А по закону-то всё должно было быть!
- И как ты это можешь объяснить?
- Просто. Коллектив был неприкосновенным. К документам «Песняров» никто доступа не имел. Никому не позволялось видеть гастрольные удостоверения, рапортички, утверждённый репертуар, ведомости о зарплате. «Песняры» были просто «священной коровой», не важно как пройдет концерт. Сам же Мулявин, смею предположить, не владел нотной грамотой в полной мере. Поэтому и партитур не существовало в природе.
А материалы к нотному сборнику готовила Ядвига Поплавская, скрупулезно выписывая клавиры на слух с записей «Песняров».
[attach=3]
Из подобных набросков рождались песни Владимира Мулявина.

Александр Катиков, музыкант, проработал с Мулявиным 6 лет: Мулявин нотной грамотой, конечно же, владел. Возможно, просто ленился писать клавиры. Он иногда показывал какие-то наброски, но чаще наигрывал мелодию и говорил, например, Олегу Молчану: ну, оформи как следует…

- Поверить в то, что тогда можно было вот так просто обойти требования, сложно…
- Давай вернёмся в годы, когда возникли «Песняры». Почему позволили это сделать? Если принять во внимание идеологический аспект, многое становится на свои места. В конце 60-х в вузах страны стали возникать ВИА. С точки зрения идеологии, это был уход в сторону, противопоставить западной музыке было практически нечего. И где-то приняли решение: рекомендовать филармониям создать свои ВИА. Думаю, тогдашний министр культуры БССР схватился за голову: а где ж взять такой? И слепили из того, что было под рукой. Талантливых музыкантов взяли из ревю «Лявониха», дали название, назначили главного. А как иначе могло быть? Неужели рядовой музыкант Мулявин из подыгрывающего состава сам пошёл к министру культуры с предложением создать ансамбль?!
- Но будущие «Песняры» в составе «Лявонихи» не пели, а только аккомпанировали солистам филармонии…
- Став «Лявонами», начали учиться... Поэтому и играли всё, что помнили: «Битлз» и «Тёмную ночь». Но БССР о сделанном отчиталась, получила ансамбль с хорошим национальным колоритом, поющий на мало понятном русскому человеку почти иностранном языке. А проблема с репертуаром была. И тогда на выручку послали Игоря Лученка, как раз незадолго до поездки на первый конкурс. «Песняры» победили, и перед ними открылось всё: телевидение, гастроли по всему Союзу. И «священная корова» начала «давать» деньги, да такие, что тронуть её не было позволено никому, поскольку ансамбль работал уже на идеологию.

Борис Бернштейн, музыкант, проработал с Мулявиным 4 года: Сейчас я очень жалею, что не сохранил оригиналы клавиров песен Мулявина, написанные на сортирной бумаге, с непонятно прочерченными нотами, потихоньку исчезающей затасканной гармонией… В те времена они не представляли интереса. Ведь на следующее утро надо было представить готовые партитуры. Его одинокие листки множились, как раковые клетки, в руках опытных аранжировщиков. Всё называлось музыкой Мулявина.

- Когда в «Песняры» стали приходить профессионалы, Мулявин заметно снизил творческую активность…
- Это легко объяснимо: «чёрная кость» была обязана работать за него. Об этом говорили многие: если взять несколько песен за его авторством и внимательно проанализировать, можно заметить - единого подчерка в них нет.

На антологии можно было неплохо заработать

- Начав работу над антологией, вы рассчитывали на её издание, или всё делалось ради отчёта?
- Целью было издать все диски. Мы не сомневались, что деньги на это будут.
- Но антология в магазинах так и не появилась…
- Когда на «Славянском базаре» Александру Лукашенко вручили «пилотную» антологию из 4 дисков, то по министерству стали ходить слухи о мнении главы государства: «В каждом белорусском магазине должно быть это достояние». Что произошло позже - не знаю. Денег на издание тиража не было. Мы объявили тендер на издание, но никто не откликнулся. Как-то приехали москвичи из Первого музыкального агентства, показали 50 тысяч долларов и предложили обменяться. Понятно, я посоветовал идти официальным путём. На меня посмотрели как на идиота и ушли… Мы ведь просчитали: на издании антологии можно было заработать до полумиллиона долларов.
- Леонид Борткевич недавно заявил, что собирается издавать антологию «Песняров» из 21 диска. Странное совпадение...
- Да пускай издаёт! Только сначала ответит, кто из студии ансамбля унёс все рабочие записи?
(После смерти Мулявина Борткевич остался негласным лидером в коллективе. Но когда Министерство культуры назначило руководителем Валерия Скорожонка, Борткевич ушел с обидой и шлейфом обвинений в свой адрес).

Владислав Мисевич, музыкант, проработал с Мулявиным больше 25 лет: Он просто очень не любил сам писать клавиры. Хотя, когда Минкульт заказывал крупные формы, партитуры сдавать было обязательным условием. Так что кто-то просто за него рисовал ноты…

КАКОЙ ЗАДУМЫВАЛАСЬ АНТОЛОГИЯ
- 21 СД диск (не вышел)
- мультимедийная энциклопедия (не вышла)
- несколько DVD (не вышли)
- нотный сборник песен Мулявина (в 2004 году вышел)
- книгу воспоминаний (вышла в году в издательстве «Мастацкая лiтаратура»)
- видеофильм (вышел в 2004 году).

Фото Юрия ИВАНОВА и Виктора ДУБОЙСКОГО.



Продолжение. Очная ставка В. Пучинского и В. Мисевича.
http://kp.by/daily/24397.3/573772/?geo=3

«Песняров» хотели уничтожить уже на второй год существования
Даже спустя 6 лет после смерти в биографии Мулявина осталось много загадок.
Интервью Владимира Пучинского «На издание антологии «Песняров» у государства не нашлось денег», опубликованное в «Комсомолке» от 29 октября этого года, было воспринято в штыки одним из основателей ансамбля Владиславом Мисевичем.
19.11.2009

Музыканта возмутили утверждения Владимира Пучинского о том, что «Песняры» были в советские времена «священной коровой». неприкасаемыми, а руководитель коллектива Владимир Мулявин не владел нотной грамотой. (Читайте так же: На издание антологии «Песняров» у государства не нашлось денег)

С одной стороны. на сегодняшний день Мисевич - патриарх «Песняров». Никто лучше его не знает, чем жил коллектив на протяжении 40 лет. Мисевич работал с Мулявиным с самого первого дня. 

С другой стороны, есть основания для самостоятельных выводов и у Владимира Пучинского. В 2003 году он собирал материалы для издания антологии «Песняров», изучал разные источники, беседовал со многими людьми.

И поскольку правда всегда находится где-то посередине, мы решили устроить очную ставку оппонентам и снять спорные моменты в результате эмоциональной и честной беседы. Оба охотно согласились.

О НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ «ПЕСНЯРОВ»

Корр.: Владимир, на чем ты основывал утверждение, что Мулявин и «Песняры» были неприкосновенной «священной коровой»?

Пучинский: Так высказался один из бывших руководителей Минкульта.

Мисевич: Фамилия?

Пучинский: Влад, ну ты же понимаешь… Да, в первые годы к «Песнярам» цеплялись по поводу и без. Но если бы музыканты КЭБа ничего из себя не представляли, то и собирать будущих «Песняров» не было бы из кого. Собрав коллектив, назначили лидера, человека, в творческом плане наиболее яркого. Им стал Мулявин. И сначала проблем у коллектива было много. Но когда «Песняры» доказали свою состоятельность, вышли на всесоюзный уровень, были изданы первые альбомы, статус их резко изменился.

Корр.: Владислав, что ты можешь на это возразить?

Мисевич: Владимир в интервью утверждает, что «Песняров» создали, Мулявина - назначили. Извиняюсь, это полный бред! Мы сами создали себя! И те проблемы, о которых он справедливо упомянул, мы сами преодолевали.

И это было условие музыкантов: руководителем должен быть Мулявин. И к нам прислушались… Потом прислушались к нашему настойчивому желанию петь, а не только аккомпанировать. Петь нас всех, кроме Мулявина, который руководил еще и вокальной группой в военном ансамбле танца, учил Эдуард Мицуль. Так вот «Песняры» и создавались. Естественным путем, без назначений сверху!

Корр.: Владимир, говоря о «священной корове», ты ведь наверняка был в курсе скандалов вокруг ансамбля...

Пучинский: Вспомним программу «Через всю войну», в которой местные чиновники от культуры узрели нечто такое, что выходило за рамки тогда дозволенного. Уж очень непраздничными были эти песни! И если бы не положительная реакция со стороны ЦК КПБ, «Песняры» могли бы исчезнуть навсегда.

Корр.: Владислав, вы всегда искали поддержку в Москве?

Мисевич: В то время как здесь нас пытались задушить, в Москве на конкурсе нас признали победителями. И мы поняли: этим следует пользоваться всегда. Но неприкасаемых в СССР не было! Вспомним 1971 год, город Волжский. Без нашего согласия начали телесъемку концерта. Ужасный звук, запись с одного микрофона. Мы, правда, пришли к согласию: снимать только первое отделение. Но телевидение работало и во втором. Тогда по просьбе Мулявина я отключил тот самый микрофон. На следующий день нам пообещали самую «сладкую» жизнь. Мы приехали в Краснодар, где нам показали «Комсомольскую правду» со статьей под рубрикой «Ну и ну!».

Корр.: И чем конкретно вас наказали?

Мисевич: С эфиров мгновенно сняли все наши песни, отменили все концерты. Нам было самое время уходить в ресторан. Позже знакомые комсомольцы открыли тайну: всех нас хотели призвать в армию. Но у Кашепарова и Борткевича были «белые» билеты, а мы все уже отслужили. И нас отправили в отпуск за свой счет на неопределенное время.

Корр.: Не тогда ли попытались избавиться от Мулявина?

Мисевич: Именно тогда. Мы разъехались из Минска и стали выжидать, понимая, что нас пытается похоронить уже Москва под рубрикой «Ну и ну!». Но случилось неожиданное: на экраны вышел фильм «Мировой парень» с песней «Березовый сок» в нашем исполнении. Она нас спасла: песня зазвучала повсюду. Меня вызвали в Минкульт и сказали: Мулявин - не та фигура, которая должна стоять во главе ансамбля. Что вы думаете относительно Валентина Бадьярова (талантливый музыкант, который играл в «Песнярах», создавал ансамбль «Сябры», сегодня живет и работает в Германии. - Ред.)? Вам решать… И отправили с концертами по БССР, без Мулявина.

Корр.: Ты говоришь - зажимали. А тут такая демократия: решайте сами…

Мисевич: Я тогда сказал: будем стеной стоять, не первый раз. Кстати, Валентину ничего не сказал, и он промолчал. Допускаю, что замещать Мулявина он не хотел. Мы обо всем сообщили Мулявину. Он прилетел, его оставили, но заставили нас начать все с начала, с участия в республиканском конкурсе. А что было делать? Мы выиграли этот конкурс, затем еще раз всесоюзный, на котором и познакомились с Пахмутовой. Так что «Песняры» никак не были «священной коровой». Всего мы всегда добивались сами.

О ГРАМОТНОСТИ МУЛЯВИНА

Корр.: Не найдя в архивах филармонии клавиров, написанных рукой Мулявина, Владимир Пучинский предположил, что лидер «Песняров» слабо владел нотной грамотой.

Пучинский: Я лишь высказал догадку, что у Мулявина были проблемы с написанием клавиров. Если бы они нашлись, нотный сборник его песен составлялся бы на их основе. Во время сбора материалов по наследию Мулявина в Институте проблем культуры нас обязали работать только с официальными источниками. И нашлось буквально пять-шесть нотных листков, которые называть клавирами было нельзя. Как такое могло произойти? На это нам отвечали: ну, понимаете, это же «Песняры»… Видно, Мулявину действительно было позволено обходить правила. Но вопрос в другом: были ли партитуры вообще? Бывший библиотекарь филармонии сказала: может, и не было. Это ведь «Песняры».

Мисевич: У Мулявина не было высшего музыкального образования. Но он самородок! У него были абсолютный музыкальный слух, прекрасная память, он владел фортепиано в той степени, чтобы прочитать клавир.

Корр.: Но чтобы получать авторские, ноты все равно необходимо было сдавать в библиотеку филармонии. Владислав, как с этим обстояло дело в первые годы «Песняров»?

Мисевич: Первые десять лет в «Песнярах», кроме Мулявина, никто аранжировками не занимался. Мулявин прекрасно чувствовал поэзию. И его музыку не нужно читать в клавирах. Нашел - читай, не нашел - послушай! И никто из нас тогда не мог ничего писать за Мулявина.

P.S. Прощаясь, участники этой очной ставки пожали друг другу руки.

1098800.jpg

1098800.jpg

241721.jpg

241721.jpg

241729.jpg

241729.jpg

  
Песняры:СправкаМузыкантыДискографияПесниКонцертыФотогалереяПубликацииНовостиОбсуждение